SuperVox - музыкальный проект в стиле 80-хSuperVox - музыкальный проект в стиле 80-х

Здравствуйте, Гость ( Вход | Регистрация )



 
> проза-10
Поиск в теме | Версия для печати
Антон Администратор
> 5 мая 2012 — 20:21
  [Id]



Администратор
SuperVox
Magic Studio


Покинул форум
Сообщений всего: 3129
Дата рег-ции: Авг. 2009  
Откуда: Нижний Новгород
Репутация: 8





А у тебя есть рассказы на космическую тему?

-----
Музыкальные композиции проекта SuperVox - OnLine
Номер счета для помощи проекту в системе Яндекс Деньги - 410012024389080.
4325185 ICQ, я всегда на связи, пишите.
top
gaze
> 5 мая 2012 — 22:02
  [Id]



Модератор


Покинул форум
Сообщений всего: 594
Дата рег-ции: Май 2011  
Репутация: 1





 Антон пишет:
А у тебя есть рассказы на космическую тему?


это смотря
что называть Космосом (шутка)
Закатив глазки

Вот пока есть уже рассказы (точно о Космосе Улыбка )):
1. Все в мире как надо
2. Человек-солнечная система
3. Там за пределами земли

(если что-то
"самоликвидировалось",

можно всегда посмотреть
на сайте "80-е" в теме "Проза"Подмигивание))
Смущение

-----
присматриваюсь к этому миру...))
top
Антон Администратор
> 6 мая 2012 — 00:32
  [Id]



Администратор
SuperVox
Magic Studio


Покинул форум
Сообщений всего: 3129
Дата рег-ции: Авг. 2009  
Откуда: Нижний Новгород
Репутация: 8





В будущем подобных проблем не предвидится, так как устранен их источник.

-----
Музыкальные композиции проекта SuperVox - OnLine
Номер счета для помощи проекту в системе Яндекс Деньги - 410012024389080.
4325185 ICQ, я всегда на связи, пишите.
top
gaze
> 6 мая 2012 — 01:38
  [Id]



Модератор


Покинул форум
Сообщений всего: 594
Дата рег-ции: Май 2011  
Репутация: 1





 Антон пишет:
подобных проблем не предвидится, устранен их источник.


Понятно

спасибо
Закатив глазки

-----
присматриваюсь к этому миру...))
top
gaze
> 6 мая 2012 — 18:22
  [Id]



Модератор


Покинул форум
Сообщений всего: 594
Дата рег-ции: Май 2011  
Репутация: 1





"Планета Альби" Язычок

...Я уже бежал к кораблю, мысленно посылая товарищам отборные гримасы и чуть подлые злорадства: весь экипаж быстро... превращался в крохотную возню, может, муравьев, хаотично бегающей по стартовой площадке и забавно, а безуспешно порывающейся остановить корабль камнями; он только презрительно фыркнул громовым грохотом и пулей устремился в недра безгранной синевою звездной долины...
Что-то в ней одурманивало, лишало веса всех мыслей и знаний; весьма стыдливо это было отмечать, на всяк лад болтаясь в... густой кисее пространства корабля, что, и ведь противно-резко изловчившись, встряхивался и словно отбивал такт пролетающими астероидами, забавляясь с ними, как с безразлично-послушными барабанами...
И какое мне дело до их навязчивой музыки, когда предстояла целая... ответственность за этот массивный комплект кабин, радаров, пультов, индикаторов и кнопок, мини-компьютеров, панелей?
Я уже горько-робко вспоминал, призывая кисло-беспомощно, каждого члена команды, не зная как самому сладить со всей той электронно-космической феерией: пульты выскальзывали из рук, за бортом ловко проносились кометы, от которых, как на зло, рвались провода и ломались все панели управления, радары бешено гудели и показывали еле-еле такой букет точек, что я терялся, куда направить корабль...
Он же все не уставал выветривать из моего рассудка последние остатки романтики - пыхтел, качался и петлял во все направления; едко напоминая тем самым, что в пылу своего глупого бегства у меня не хватило ума прихватить емкости с топливом, все то - кошмар, в такой не берут подобных мне, и все же...
Словно гроза ворвалась в мою кабину - разразилось неимоверное рокотание с буханьем, что было совсем невыносимо для моего сознания, трусцой торопливо уползшего в побелевшие, подкосившиеся колени; я, не помня себя, с криком выскочил из помятой крышки корабля...
Я оказался на планете, покрытой... белоснежными пушистыми травами, ручьями, камнями; над этим сверкающим дивом зеркально играли блики чего-то, что напоминало северное сияние, звезд и тоненькие паутинки солнца, купающиеся в искристой молочно-мягкой прохладе тумана...
В нем чувствовался воздух, и это приятно-радостно изумило меня, я рискнул снять свой тяжелый и изрядно надоевший шлем; как только это было сделано, по моим черным, всклоченным волосам пробежал теплый ветерок, хранящий... сотни прозрачных, сияющих листиков, порою принимающих вид цветочков и крохотных фигурок животных и людей, белых, словно призрачных, переливающихся светлячков и паутинок, все то гладило меня, щекотало и будто гостеприимно вело за собой, туда, где переливалось бледной радугой одно единственное здание на планете...
Она представлялась мне, в восторженно-упоительных грезах о предстоящем полете, совсем другой, легендарно-консервативно овеянной роботами, летающими и ходячими колоссами-машинами, городами, населенной какими-нибудь сине-зелеными человечками с умилительными большими глазками и пузиками или тритоноообразными, динозавроподобными монстрами, вооруженными арсеналом, приставучестью и, норовящими упрятать в психушку своим устрашающим видом, клыками-когтями; а тут...
Чудные лабиринты здания вдохновлено усыпляли переливами, доносящимися снаружи и с почти бездонного потолка, украшенного стеклянными витражами, с алмазами и жемчугом, на которых двигались картинки с... животными всех стран и эпох, каждое из которых оставляло на стенах здания…
Мелькающую то там то сям тень, переливающимися, словно снежинками, следы, все блуждающие топотом и загадочным шорохом…
Свои глаза, с любопытством сопровождающие меня своими блестящими бусинками или лукавым прищуром и хищным сверканием, кротко-добродушным немножко раскосым присматриванием или завораживающе-волшебными, словно сказочными лучиками...
На мгновение мне даже показалось скучным вот так ходить и ходить по лестницам и коридорам одинешенького здания всей планеты, которая, как счастливо-вымученно-должгожданно было осознавать, и являлась Альби; ловить на себе с трепетом сотни... незримо бродящих в нем сердечек, гигантских и крошечных, близких нам и неузнано все же понятных, вздрагивая поминутно от царящего гула из рыка, урчания, лая, завывания, ржания, фырканья, писка...
Все мое сознание продиктовало лишь одно: стоять шокировано и не сметь дыхнуть - впереди взору открылось... целое царство из пребольшущих стеклянных витрин, аквариумов, колб и клеток, чуть фантастически отливающих разными оттенками, в которых дремали, трапезничали, бегали, играли животные всех эпох и народов...

-----
присматриваюсь к этому миру...))
top
Антон Администратор
> 6 мая 2012 — 21:51
  [Id]



Администратор
SuperVox
Magic Studio


Покинул форум
Сообщений всего: 3129
Дата рег-ции: Авг. 2009  
Откуда: Нижний Новгород
Репутация: 8





Лиза, обязательно прочитаю и напишу отзыв. Спасибо, что откликнулась.

-----
Музыкальные композиции проекта SuperVox - OnLine
Номер счета для помощи проекту в системе Яндекс Деньги - 410012024389080.
4325185 ICQ, я всегда на связи, пишите.
top
gaze
> 6 мая 2012 — 23:17
  [Id]



Модератор


Покинул форум
Сообщений всего: 594
Дата рег-ции: Май 2011  
Репутация: 1





Антон, буду стараться,
как могу)))
Смущение

-----
присматриваюсь к этому миру...))
top
Антон Администратор
> 7 мая 2012 — 00:52
  [Id]



Администратор
SuperVox
Magic Studio


Покинул форум
Сообщений всего: 3129
Дата рег-ции: Авг. 2009  
Откуда: Нижний Новгород
Репутация: 8





Мне очень понравилось. Это похоже по стилю на произведения Станислава Лема. И концовка очень многообещающая. Молодец!

-----
Музыкальные композиции проекта SuperVox - OnLine
Номер счета для помощи проекту в системе Яндекс Деньги - 410012024389080.
4325185 ICQ, я всегда на связи, пишите.
top
gaze
> 7 мая 2012 — 17:06
  [Id]



Модератор


Покинул форум
Сообщений всего: 594
Дата рег-ции: Май 2011  
Репутация: 1





 Антон пишет:
Мне понравилось


Антон, спасибо
БОЛЬШОЕ)))
Любовь...

Будем стараться, как можем)))
Закатив глазки

-----
присматриваюсь к этому миру...))
top
gaze
> 7 мая 2012 — 20:10
  [Id]



Модератор


Покинул форум
Сообщений всего: 594
Дата рег-ции: Май 2011  
Репутация: 1





Ветерок сна...
Язычок

Тихонько прогуливается, забавно важными шажками, по старенькой скамейке; а я сижу на ней и осторожно ловлю словно бусинки луны...
Она, как не дивно, признаюсь вам, не устает играться с листьями моего сада и топотать гулко по ступенькам моего дома, будто говоря, что...
Яркий, веселая ленточка дня устало и сонливо спешит укрыться одеяльцем из вечернего тумана, когда первые звездочки дружной стайкой выбираются из перышек облачков...
Как замечательно, скажу вам по секрету, встречать глазами прохладные следы тумана, в котором они... кружатся, улетая в новые, быть может, невиданные дали...
Немножко грустно это вспоминать, то, что как-то напоминает об так знакомом мне отголоске лет, когда-то незаметно закрывающим и день...
Только... есть ли вам повод грустить? Смотрите, он возвращается! Негромким шелестов листьев, перешептыванием ступенек, искорками хрупкого дождика...
И от этого все неудачи забываются, ошибки незримо исчезают, а планы и мечты становятся такими радужными, сулящими много вдохновения и радости от новых шагов...
И, наверное, вы спросите меня - а все почему? Ведь закат уносит шорох шаловливых стрелок, щекочущие веселые пузырьки солнечных зайчиков, и как-то непривычно, даже боязливо это наблюдать.
Но и... как будто невидимые глазки чего-то теплого и светлого-светлого только робко приоткрываются и с любопытством смотрят на вас, говоря без слов, как чудно: вот так смотреть и понимать - закат лишь...
Приподымает восхитительную шторку неповторимой сказки; той, где идеи кружатся радостным хороводом звездочек, невзгоды торопливо уходят дождиком в ласковые ручки тумана, а мечты рассыпаются по синему теплому небу ослепительно белыми искорками бусинок луны...
Вот вам и легко и приятно развязывающийся узелок ниточки вопроса: закат - как ни изумительно, рассвет нового дня, что... никуда не уйдет, не исчезнет без вашего осторожного прикосновения, он...
Всегда готов подарить вам волшебство пузырьков солнечных зайчиков, шорох шаловливых стрелок, озорные перешептывания листиков, игриво закравшихся в...
Кованных узорах ручек старенькой скамейки, неугомонных, эхом тайн и приключений, ступеньках моего дома, в переплетениях теней моего сада, будто рассказывающих вам неслыханную сказку...
И, наверняка, вы с нетерпением зададите вопрос мне - где оно, это загадочное и трепетное мгновение чуда? А я...
Лишь робко улыбнусь вам, бережно даря крохотную, белоснежно-переливающуюся бусинку луны, что…
Незаметно веет ветерком, быть может, сна...

-----
присматриваюсь к этому миру...))
top
gaze
> 9 мая 2012 — 01:08
  [Id]



Модератор


Покинул форум
Сообщений всего: 594
Дата рег-ции: Май 2011  
Репутация: 1





Табакерка воспоминаний... Смущение

Неслышно все будто кружилась в голове, убаюкивая лунными переливами...
Огней одинокой станции, что давно не помнила ни штриха мига. На ней скучающе встречали тоненькие пагоды с молчащим радио, развевающимися на ветру паутинками праздничных, потускневших ленточек...
Станция потопала в дожде, маня едва мерцающими в тумане огнями, но ему никуда не хотелось идти, кроме как в темноту...
Прохожие не замечали его или не хотели, что-то ведь белоснежной нитью трусости опутывало, но, изловчившись, они надевали привычно-безразличную маску спешки...
Он смотрит вслед ее пестро-оглушительному, на мгновение, следу, снова погружаясь в неслышную беседу с листьями, странно-пестрыми и легкими, ведь...
Вдруг словно встрепенулся от сна, ловя их необычный шелест по асфальту - это кусочки веера, платья, тумана не было, лишь...
Отголоски усыпляющих мотивов проносятся в нем, стыдливо поглядевшего в свои руки - в них забвенно будто что-то шептала маленькая куколка из золота; он прислушался и...
Вздрагивает, встревожено оборачивается во все стороны станции, как словно... услышал клич беспечного ребенка, пригласившего пойти за ним...
Щемяще трепетно снова качаются грезы роем нежно-розовых снежинок - такого цвета он увидел невиданную лестницу, что сама идет наверх, пока следовал за ребенком, весело подпрыгивающим на месте и повторяющего, что в том здании будет что-то незабываемое...
Само оно было тоже дивным - его глаза ловили статуэтки маленького дракона по бокам перил чудной лестницы, по потолку плавно передвигался огромный, тихонько вращающийся, черно-белый шар, что мягко сиял и мерцал; по стенам рассыпались воздушные розово-зеленые лепестки, сквозь которые был виден робкий восход солнца, тень меча и...
Отовсюду глядели портрет глаз одной девушки, одетой в разное, дивное платье, с разными прическами, однако... он запомнил ее взгляд, почти живой, будто сотканный из бархата ночи, что вот-вот укроет его навеки...
Внезапно, сквозь это дуновение ночи проскользнула... неприятно блестящая мышка, которую никто не видел раньше, он хотел не глядеть на нее, уйти с ее пути; но... пустил ее, чем-то зловеще металлически искрящуюся, ведь был...
Лишен на мимолетность способности перемещаться - девушка дарила целый тонкий мирок будто сказки полета журавлей надежд, перезвона капелек мечты, пения птичек неги; ему хотелось сказать, восторженно крикнуть, сквозь...
Шумный гул ленивой дремы, раздающейся перед ним в толпе - все было как будто, как всегда для нее, и будет так же; главное, было успеть... улыбнуться ему, протягивая модные угощения и забавы за...
Крошечные куколки золота, от которых глаз не отрывал, почему-то ставший седым, ребенок; и вначале это отвлеченно забавило его - пока толпа жадно ловила из его рук куколок, беспечно-торопливо пробуя так на осязание забытое вечное волшебство, он...
Стеснительно приближается к девушке, бережно укладывающей инструмент и платье в узелки, со смущением заглядывая в отражение зеркал, поглядывающих из сумерек сцены на него...
Белоснежно-бледным лицом, с темными глазами и с кротким узором черной краски на щеках, обрамленным мистически густо-изогнутым темным узором, скрывающим брови, и чертой черных волос, неотличимых от костюма, в котором затерялись узоры из черных алмазов на капюшоне и, почти бескрайнем, плаще; все то...
В смятении отпрянуло от прекрасной незнакомки, мгновение назад дарившей ему феерию светлого-светлого леса и нежно-розовых облаков благоухающего сада, загадку ласкового моря и тайну тепла колыбели кого-то мятежно знакомого; сейчас...
Рассмеялась ему в лицо и незаметно, но больно запустив в его глаза душаще черные осколки слов об его белой ужасности, нелепости, ненужности...
Он не мог поверить в это, но мышка металлически-мрачного оттенка ловко накрыла его сомнение липкими лапками, насмешливо запищала и яростно впилась ему в самое сердце... когтями огромной, безобразной кошки, сотканной из огоньков, вихрей, брызг грязи...
Ее блеск заблестел с безжалостно веселыми электронными нотками, оглушительно запустивших перед его глазами сонм... хаотичности смешков и издевок толпы, что... поддержала девушку, судорожно выбрасывая из рук крохотные золотые куколки, в погоне за заморскими паутинными радостями, ускоряя тем самым неимоверно, негаданно...
Капли дождя, что настойчиво скользили по его костюму, холодно щекоча почти белоснежное лицо, будто криками толпы и равнодушно-суетливым отворачиванием девушки к... собственным портретам - осведомиться, какое платье и прическу она покажет завтра для любящих новенькое зрителей...
Он одернул себя - их не было, был только... туман и развевающиеся кисло тусклые ленточки на пагодах станции; тут его слуха коснулся живительно-благовейный звук, напоминающий шорох убегающей кошки вихря и огоньков...
Это... была щемяще упоительная мелодия лишь ветра, уносящего будто листья его снов, в которых...
Играла, задумчиво и волшебно, о облаках розовых садов, о светлой-светлой колыбели чего-то неузнанно-близкого, о… глазах той девушки, словно в его шагах...
Затаилась гулом тумана мимолетности… табакерка воспоминаний...
Неслышно все будто кружилась она в его голове, убаюкивая лунными переливами...

-----
присматриваюсь к этому миру...))
top
gaze
> 9 мая 2012 — 15:15
  [Id]



Модератор


Покинул форум
Сообщений всего: 594
Дата рег-ции: Май 2011  
Репутация: 1





Сны... cовенка...
Воздушный шарик


В… одном лесу, тихонько-тихонько, словно качают своего крошечного хозяина в мягкой колыбельке луны; теплой, простой, а такой дивной, наносящей чудные штрихи на...
Озорно перешептывающиеся листики, гладящие и щекочущие крохотные крылья cовенка, что... осторожно, с любопытством заглядывает в их важно шелестящий занавес, украшенный дрожащими капельками недавнего дождика...
У него тоже есть глазки, как радостно осознавать это cовенку! Он аккуратно подлетел ближе, чтобы присмотреться: то были самые восхитительные в мире глазки, круглые, переливающиеся белоснежно-воздушными искорками, неслышно радостно будто... глухо пищащие...

И... их маленький хозяин, кто-то, чьи складки платьица робко шелестели в листьях, грустно взглянул на cовенка, ведь запутался в паутинках, мерцающих так маняще, как крошечные алмазы (а кто-то, совсем крошечный, очень любил шаловливо притронуться к чужим сокровищам); и гладенький клювик...
Совенка... бережно приподнял ниточки паутинок, благовейно ощущая на себе счастливый, глухой писк кого-то, чьи круглые глазки вдохновлено забегали по всему на свете, взлетая ввысь и кружась с листиками, щедро-стеснительно сыпля на своего маленького спасителя белоснежно-сверкающими будто бабочками, сотканных из чего-то, что...
Таинственно жаждал кроха-cовенок увидеть больше всего, просто сам не знал, что оно, такое красивое и вечное, существует; и... взгрустнулось малышу, тоскливо возящемуся клювиком в своих нежных солнечно-светлых пушинках перышек, что оно где-то далеко, быть может, такое волшебное и веселое, а вне его родного леса...

В нем уже привычно укрывались одеяльцем из облачков последние лучики ярко-красного солнышка заката и молчаливо зашагал туман, купаясь в эхо голосов и переплетениях теней, становилось... темно и скучно в лесу, что как-то равнодушно-обычно уныло пел ветерком сонливые песенки...
И от этого вовсе объяло хмурое облачко скорби cовенка (как ему не хотелось опять долго и тревожно искать дорожку домой, а потом устало-разочарованно сидеть в пустом, темном дупле, уткнувшись клювиком в радужно-воздушный пух перышек и зажмурив глазки для какого-никакого развлечения, ждать, когда вернется солнышко!)...
Но тут кто-то, чьи глазки задумчиво остановились в высоте прохладной синевы, встрепенувшись от мечтательно-развеселого танца с листиками и присмотревшись к... одинокой маленькой лужице, патетически дрожащей чертами пригорюнившегося у ее края cовенка; ободряюще тихим перезвоном глухо пискнули - их крошечный хозяин стремительно спустился к загрустившему солнышку сердечка малыша и...

Совенок торопливо несколько раз мотал круглой головкой и моргал блестящими черными бусинками глаз, даже вопросительно легонько пощипывал тоненьким клювиком лучики солнышка, как будто спрятавшиеся в его перышках - все не мог поверить в то, что... кто-то, совсем маленький, был совсем рядом, смеялся глухим попискиванием и мерцающими черными жемчужинками кругленьких глазок, в плясе с листиками разметая белые-белые листики, мерцающие следами будто неслыханной сказки...
Она... подхватила cовенка с радушно-незлобливыми, кроткими ручками кого-то, чьи складки белоснежно-прозрачно мерцающего платьица все играли с солнышком его крыльев, напевая убаюкивающие мелодии феерически-радостных глухих попискиваний (и кому-то, чьи крохотные ручки словно сотканы из переливающегося алмазиками тумана, стало неоценимо-хорошо, когда он нашел того, с кем можно поиграть, вместе полетать над башнями деревьев, с кем можно поделиться всеми невероятными словно как магией историями, знакомым только ему; кому никогда не жалко подарить всех своих белых, мерцанием будто ветра, светлячков - единственно-неповторимому, настоящему другу!)...
И вдруг... что-то неторопливо встало из тихо, усыпляюще журчащей искорками речки тумана, зевнуло белоснежным ротиком и приоткрыло свои глазки, помахав... изумленно-восхищенному cовенку ручкой - кто-то нехотя улетал в синеву, чьи круглые добрые глазки медленно утопали в, распустившихся по всем листикам, всем травам, всем веточкам леса, белоснежным звездочкам...

Луны... как же чудно в ее лучиках летать cовенку, будто ощущая на своих перышках-следах солнышка кроткие круглые глазки кого-то, кто навсегда подарил ему радость от путешествий в ночной мирок леса, всегда открыто-ждущий путь домой, светлые глазки солнышка...
Они (как дивно!) спрятались в пушистых перышках малыша, счастливо тихо ухающего и ловящего клювиком свежий ночной ветерок, в его черных бусинках глазок, хранящих...
Робкое прикосновение кого-то, чьи черные жемчужинки кругленьких глазок еще улыбнутся ему кроткой, единственно-неповторимой, дивно-доброй улыбкой, всегда дарящей cовенку...
В… одном лесу, тихонько-тихонько, его сны... словно качая в мягкой колыбельке луны; теплой, простой, а такой дивной...

-----
присматриваюсь к этому миру...))
top
Project A Супермодератор
> 9 мая 2012 — 22:38
  [Id]



Музыкант
автор инстр. проекта
Project A


Покинул форум
Сообщений всего: 760
Дата рег-ции: Апр. 2009  
Откуда: Россия
Репутация: 5





gaze, ах как чудно ты пишешь!
Честно без лести очень нравится!!! Подмигивание Подмигивание Подмигивание

-----
Mobilis in mobili
http://project-a.ucoz.ru
top
gaze
> 9 мая 2012 — 22:54
  [Id]



Модератор


Покинул форум
Сообщений всего: 594
Дата рег-ции: Май 2011  
Репутация: 1





 Project A пишет:
чудно


СПАСИБО ОГРОМНОЕ,
Закатив глазки

(без лести Язычок )

Буду стараться,
как могу)))
Любовь...

Принцесса...
Смущение

...Тихонько вздохнула и закрыла глаза; лишь спустя миг... я вижу, как она с трепетным благовением ощутила: луна осторожно проводит волшебно сияющими лучиками по ее маленькой причуде-короне, необычно-темным волосам и играючи скользит по ее дивно-пышному платью.
Все это навевало легкий ветер дремы и, в то же время, скажу вам по секрету, питало принцессу любопытством, смелостью и радостью... дальнейшей прогулки; и вот она, почти по-детски робко постучавшись в, замечу, очень загадочную дверь незнакомого замка, забавно зажмурилась на мгновение и прошла в нее - царил полумрак и бледные беленькие, странные листочки шуршали по воздуху в феерично-искристой и густой синеве замка.
Издали доносились голоса, но в прохладной... пустоте его только неясным гулом то ли шагов, то ли цокота или шепота; откликалось что-то, немного пугающее принцессу и, вместе с этим, знакомо-убаюкивающее ее...
Мистически безлюдный замок, который щедро украшали туманно светящиеся огоньки канделябров и зеркала, гордо представил взору, затаившей дыхание, принцессы... единственное место, имеющее отдаленное право называться комнатой - изящную тумбочку, обрамленную огромными колоннами, на которых переплетались разноцветные цепочки ароматных плотных камешков.
На тумбочке затейливо красовались крохи-мягкие игрушки, на которых немного зловеще и печально падал свет, золоченные блюдца со всевозможными сладостями, небрежно закутанные в ниточки паутины, распахнутые книги... с ярко-темно-синими страницами, на них тоненько, будто боязливо порывались показаться бледно-серебряные буковки.
Множество еще чуть ли не фантасмагорических предметов как-то недобро-учтиво поджидало принцессу на тумбочке - ракушки и статуэтки из тусклого жемчуга, рубиновой мозаики чертежи каких-то нечетких хаотичных строений, веера и маски, словно как сотканные из призрачного изумруда... и она не решалась притронуться к ним, не в силах оторвать от этого глаза!
Еще мгновение - и ей захотелось вернуться домой, в теплый дворец; вспоминания с мягким незаметным отголоском грусти опустились на корону и задумчивый взгляд принцессы; совсем не смущая эхом голосов придворных, за спинкой ее трона отмечавших о "непутевости Своей Будущей Королевы".
И кажется, будто они были правы: придворные дамы (знатные дочери графов и маркизов) не дружили с принцессой, кривлялись буквально ей в лицо и с наслаждением, при случае, отбирали возможность пообщаться с сыновьями знатных подданных; как будто злорадствуя оханьям сплетниц-служанок, с притворными переживаниями ведающих на каждом углу: "Раз принцесса не умеет подружиться с простыми фрейлинами, то как она сможет вести переговоры с государями соседних стран, толково хранить и кормить королевство?!!... Бесполезность она!!...".
А молодые князья и бароны вначале смеялись над этими слухами и покрикивали на особо зазнавшуюся прислугу, защищая добрую славу принцессы и зачарованно-стеснительно поглядывая на нее украдкой на баллах. Они еще утешались ее радушию и чудным привычкам, вроде тихой прогулки по вечерам и спокойного вышивания картинок с трогательными зверьками и сказочными пейзажами; да только... отчего-то черно-молниеносно заскучали и бросили, забыли о ней, принявшись ухаживать за развязными заезжими богатыми, наляпистыми кокетками-аристократками. А напыщенные кормилицы и няни принцессы все причитали: "Не найти такой мямле, как Ее Будущее Высочество, достойного короля, не родить ей великое потомство!!... Она - беспутница!!..."
И валеты-министры-послы, вечно хмыкая и скалясь от удовольствия, ядовито-распущенно и шаловливо-презрительно подсматривали, как принцесса с умилительной непосредственностью играет либо гуляет; танцует с... преданными тихонями-фаворитками на баллах либо с кем-то разговаривает; путается в шнуровках и накидках, одеваясь утром либо готовясь к чему-то, к примеру, ко сну... И все открытее они ухмылялись на ее просьбы и расспросы, все жадно-ожидающе черпали, из потока молвы горожан и крестьян своего королевства, упрямо-возмущенный вихрь, вроде: "Какая же простушка-дурочка наша принцесса; как не от мира сего!.. как ее соседи-монархи и вообще люди, свет терпит?!!... Она же мука наша небесная!!...".
Этот ор многоголосья словно вновь пронесся свистом жутковатой и незримой вьюги из серых снежинок, в безумном плясе задевая гиганты-колонны, тумбочку и грязно-кислотную повязку, жестко-непоправимо-больно когда-то зажимавшую хрупкий ротик... принцессы, с изумлением обнаружившую ее, довольно сползшую, мокрую страшноватую, змею на воздушных контурах своего платья.
Она отдавала свою вереницу самых темных моментов непонятной черноватой пылью, осевшей на, почему-то неестественно бледненькой тонкой шейке, удивительно не обезображенной словно штрихом чего-то моментально-долгого, дико-стремительного глубокого и безжалостно-цепкого; аккуратно-кричащего и алого.
И... что-то еще ощущала принцесса, кое-что крохотное, щемяще-холодное, тоскливо-неконтролируемо гладящее ее худую ручку, мечтательный и... уставший от тяжелой короны лоб и, прелестную чуть пухленькую, щечку.
- Ужели это со мною чьи-то слезы?... - ахнула принцесса и робко потрогала пальчиком непрерывно текущие кристально-чистые, дрожащие капельки... и невольно отпрянула: вовсе не потому, что невзрачная химерность из колон и тумбочки вдруг, точно веер, развернулась в сверкающе ослепительные, роскошные, загадочные лабиринты комнат, лестниц и коридоров, бывшего ведь вовсе недавно туманной пустыней, замка; торжественно прогремев что-то, вроде напутствий и... похвал.
А потому, что принцесса увидела в крошечных лепестках слезинок, бережно... словно и нежно целующих ее, малюсенькие глазки, с едва зыблющимся оттенком надежды и покоя; так до конца и не понятого ею зверька, фантастически быстро-быстро летающего на блестящих больших крылышках и нерешительно, неровно дышащего пушистой грудкой - оно помнит о ней, эллегически-сладостно припоминая, как...
Неустанно каждый вечер подкрадывалось с тихим-тихим, счастливым писком к окну принцессы, внимательно глядевшей на облачка и звезды; согревающе-твердо зная, что она не прогонит, не обидит, оглушительно-незаслуженно оскорбив или запустив в него чем-нибудь калечащим.
Принцесса лишь негромко придвинет блюдечко с живительным молочком и аппетитными кусочками конфет в нем, прижмется к обширному подоконнику, оставив от своего смешно-испуганного, невыразимо красивого личика только неповторимо синие глаза, сосредоточенно-притихло наблюдавшие за ним.
Потом она осторожно распахнет окно пошире, впуская в свои покои, где всегда можно учтиво погреться у веселого воображульки-камина, после беспросветного дождя и снега; вдоволь набаловаться с крошечными подвесками и марионетками; исподтишка положить на колени вышивающей или читающей принцессы самую юную, восхитительную на свете, белую розу; доставляя тем самые радужные минуты его жизни...
Она стала какой-то беспорядочной и неизлечимо-раняще-одинокой, СЛОВНО УЛЕТАЮЩЕЙ "искринкой" Времени, без скромной, отзывчивой, единственно-упоительной принцессы; без ее взгляда, улыбки... Что за феерией она была - как маленькие нотки водопада жемчуга, усыпляющая все проблемы и уколы мира!
А теперь... лишь тревожный стук чего-то, маленького и прислушивающегося к тишине, навсегда принял в его широкие крылышки и хранит ее алмазные, робко щекочущие, перышки... Они витают, завораживающе переливаясь в мерцании огоньков канделябров, на месте которых было диковинное место с тумбочкой и колонами; между этим, кажется, Время торопиться лунными стрелками и... останавливается, но ему было уже холодновато-горестно и безразлично: его крохотные когтистые пальчики чувствуют хитро присмиревшую змею повязки, на которой, будто смеясь, вытанцовывали красные полоски того, что когда-то было прихотью для него, сейчас - ненавистным, мерзко-стыдливым и постоянно навязчиво напоминающим...
О том, от чего ему было бы лучше умереть, чем знать, что... это произошло с принцессой!... Он наотмашь-поспешно отворачивается от этих напоминаний; и совсем, между прочим, как-то уже не заботясь о своем рассудке, сумасшедше-упорно терзая слабенькими крошечными зубами ремни и, не страшась, не оглядываясь никуда, не жалея уж ничего; клацая ими об оковы, которые навек погрузили в мучительно-навек успокаивающий сон... принцессу.
Если бы только его СЛЫШАЛИ, то наверняка бы вздрогнули волей-неволей от его пронзительного крика, вырвавшегося у него, когда он прорвался сквозь все преграды, кованные решетки и размашистые подвешенные топорики тоннелей подвала, и увидел принцессу...
Такой, какой он видит ее сейчас - тихой-тихой, с обессилевше-свесившимися, с грубого железно-грязного сооружения, ручками; с чуть скошенными, словно, внимательно глядящими, на лунные, беспечные лучики, синеву, отраженную в зеркалах, и на белые-белые листики, глазами; с истомивше-замолчавшим ротиком; похожим на, неслышно им положенную рядом, розу, ДО СИХ ПОР спрашивающими: " Ужели это... со мною... чьи-то слезы?...".

-----
присматриваюсь к этому миру...))
top
Антон Администратор
> 9 мая 2012 — 22:58
  [Id]



Администратор
SuperVox
Magic Studio


Покинул форум
Сообщений всего: 3129
Дата рег-ции: Авг. 2009  
Откуда: Нижний Новгород
Репутация: 8





Мне тоже нравится, правда, честно признаться, я еще не так много прочитал, но есть очень неплохие рассказы в стиле фэнтези, если их можно так охарактеризовать.

-----
Музыкальные композиции проекта SuperVox - OnLine
Номер счета для помощи проекту в системе Яндекс Деньги - 410012024389080.
4325185 ICQ, я всегда на связи, пишите.
top
gaze
> 9 мая 2012 — 22:59
  [Id]



Модератор


Покинул форум
Сообщений всего: 594
Дата рег-ции: Май 2011  
Репутация: 1





 Антон пишет:
Мне тоже нравится.


СПАСИБО вам))))
Любовь... Любовь... Любовь...

Delirium…
Ниндзя

...Шаги его уже тихо приближались, не предвещая ничего доброго. Замок еще чутко спал, сонно играясь огоньками канделябров, а мрак на цыпочках уж поблескивал пронзительным лезвием не то молний, не то...
Его рыка, редкого, но пробирающего до мурашек своей мистической густотой; бродящей гулко по тусклым лабиринтам коридоров и лестниц.
На миг стало тоскливо и захотелось спрятаться от этого, от проносящихся светящихся силуэтов и листьев теней, которых в помине не было - то виднелись отголоски того, из чьего выреза бедного пиджака когда-то, оптимистично и робко, выглядывала вылитая буковка "И"...
Замок, словно, совсем привык к ней, к его внимательному взгляду темных глаз, очень странно теперь скрывающихся за высоким воротом и складками буквально бескрайнего плаща.
Один раз закат ослепительно дернул ворот и открыл их, злорадно усмехаясь и отворачиваясь на мольбы и почти призрачную дрожь их хозяина. Снова проносятся мигом игра паутинок тумана, стрелки предупредительно шипят и... вдруг оглушают едва слышным, чуть ли не колокольным, звоном - он долго и безмолвно кричал, зовя кого-нибудь, кто бы успокоил, утешил, сорвав с потолочных роскошных цепей и кинув во тьму алмазные решетки его ядовито-золотой темницы.
Она же только кривляется скрипящих хрипло покачиванием, пробуждая от сна быстрые, живенькие ручки, глазки, хитро-безразличную улыбку...
Огромного, медленного порождения, уверенно преследовавшего его, терзая воспоминаниями о маленькой, дивной Сказке, смешно и неумело прятавшейся от него за дождем вымысла дел, шороха темноты и... поругиваниями добродушного, но обремененного домашними хлопотами, друга - малыша-слуги.
Сейчас - ночь, тормошащая перепугано всех и приказывающая малышу чутко ходить по замку: порождение не желало покидать его мерцающий полумрак. Решительно маленькие шаги приближаются к нему, таинственно покачивающемуся в сыром воздухе, стеснительно теребящему бескрайние рукава и капюшон пречерного одеяния, как будто, ожидающему его; и обнаруживают...
Знакомый ласково-печальный взгляд, преданно ожидающего возможности вновь почувствовать хоть на миг благовейные радужные искорки голоса неповторимой Сказки. А угрюмый замок чинно и упрямо шествует по кругу своих забот, нахмурившись и обязав ее, такую хрупкую и неповторимо-трогательную таять в водовороте серости скупого и жестокого царапания... когтей, страшного черной сединой, заката; того самого, из-за которого его пленило жуткое темное порождение...
И его, трепетавшее при одном вспоминании о Сказке, лицо исказила на четверть, как кусок мерзко-черной повязки, тьма; нагло и победоносно чиркнув по его брови жгучей, так и не зажившей, раной.
Малыш опускает руки, самоотверженно приготовившиеся стукнуть метлой, притихло провожая глазами смущенно-тепло удаляющееся в причудливые лунные узоры углов, высокое, фантасмагорически удивительное, порождение, под булавкой-буковкой которого навсегда уносились удивленно-робкие, чудные глаза Сказки...

-----
присматриваюсь к этому миру...))
top
gaze
> 10 мая 2012 — 22:55
  [Id]



Модератор


Покинул форум
Сообщений всего: 594
Дата рег-ции: Май 2011  
Репутация: 1





На ладошках луны... Язычок

Кажется, так уютно, высоко и тихо (а там, за ее белоснежными звездочками не унимался очередной гул - "принеси, убери, сделай...
Уроки" - сколько кислых шагов уныло видится при этой фразе; кто-кто, а Владик знал это по собственному опыту штрихов... едкой горчички: все, на чем свет стоит, он бы вынес, только не "а и б", "два плюс два", "ехал грека через реку..."
"Ну и ехал он, ну и что? - думал Владик в очередной раз скучающе пролистывая смятые и запачканные страницы учебника, - Ехать-то дело не хитрое, а вот летать... Эх, мог бы я летать, как совенок - вот была бы красота: ни уроков, ни докучающих повторений родителей!..."
Тут... он почувствовал, что комната растворяется в тумане и в ней становится темно-темно, ощутился испуг.
"Вот говорили мне, нельзя часами играть на компьютере и слушать рок-рэп - вот мне, дожил! - удрученно охнул про себя Владик, собираясь кликнуть папу.
Но... мама, приоткрыв двери, только посмотрела во все стороны и пожала плечами - сына не было, только... кремово-нежный совенок умоляюще попискивал и смотрел круглыми глазками.
Дверь за ней хлопнулась - и совенок встрепенулся, хлопая маленькими крылышками.
"Что это за пух летит? - недогадливо возмутился Владик, - Ох, надо было не биться вчера с соседом так усердно подушками!..."
Ему на глаза попалось зеркало и... он оторопело наблюдал собственные черные глаза, ставшие пребольшими и премилыми, курносый носик, превратившийся в клювик, голос, ставший робким попискиванием.
Он... ликовал, торопливо вылетая в открытое окно и ловя свежий ночной ветерок.
"Как здорово быть совенком! - думал Владик, подхватывая клювиком пролетающие листья, - теперь летай ночью (когда гнали спать), а днем (когда все учат уроки и стоит жара) спи!... Красота!..."
Тут его энтузиазм немного привял - впереди виднелся непросветный лес, подул сильный ветер, а в каждом дупле важно ухали большие, взрослые филины, словно насмешливо говоря: "И за дупло надо отвечать, ухаживать за ним; ты еще маленький, не сможешь!... Живи на ветке, пернатый карапуз!..."
Вдобавок к их нередко нешутливым, а грозно-страшным пинкам и скрежету клювов, к злоключениям Владика прибавился дождь, что озорно стремился достать шаловливой молнией его хрупкие перышки.
"А я думал, совята спят в себе в гнездах, играют при звездах да с папиного клюва букашек едят!..." - разочарованно всхлипывал он, сосредоточенно глядя на... маленькие снежинки, весело кружащиеся в лесу.
"Есть хочется! - чуть ли не плакал Владик в мыслях, проклиная глупую мечту быть совенком, - А ведь не приди мне такое сумасбродство в голову, ел бы сейчас чипсы да конфетки, запивал бы пепси да лимонадом... А тут такая темнота, и никто червячка не подаст!... Ну почти хоть пропадай!..."
И с этими мыслями на совенка... надвинулась невиданная стайка из белых прозрачных листиков, светлячков, бабочек, усыпляюще и скоро шуршащих в его сторону.
"А это что за приколы летучие?" - задрожали маленькие глазки совенка и он... старательно принялся отбиваться от стайки, улетать от нее, хоть и к ближайшему, равнодушно пялящему на него глазищи из дупла, бессмысленно ухающему филину (пусть побьет, но и незванных гостей заодно тоже, так, глядишь, и защитит, прогонит их).
Совенок все, от рвения, перебегал по низким пушинкам облачков ножками, облетал лабиринты деревьев, отчаянно подставляя свои тоненькие крылышки вихрю снежинок и каплям еще не миновавшего дождя; да... стайка, словно сотканных из искристого тумана, листьев, светлячков и бабочек, не отставала от него ни на шаг (хотя Владик напрягал все искусство пилотажа, отточенного на играх-приставках, и боя, подсмотренного в фильмах-боевиках и фантастике).
Их мелодичные перешептывания убаюкали совенка - тот, покорно-желанно опустившись на густую травку опушки, сладко зевнул, закрыл глазки и уткнулся клювиком в свой кремовый шелк перышек, незаметно окунаясь в стайку белоснежно-мерцающих, этих неслыханных созданий и в сны...
Ему грезилось об... болтовне по аське с друзьями, о любимых игрушках-киборгах и пистолетиках; странно, при этом он хотел всегда порхать в свежем, свободном сказочной синевой небе, подальше от душной комнате и тоскливых уроков...
"Не хочу их делать!... Ой-ей!! Моя учительница по математике идет!... И парты нет рядом, а класс... куда-то во тьму идет, а... Указка у нее какая длинная и глаза злющие!!... Кыш!! Не буду учить твои "два плюс два", не нужны они мне!..."
И... Владик с ужасом вскочил в, развесело бегающих по побледневшему личику, мурашках, капельках мороза и в смятении - это был не просто кошмар устало-пережившей немалое дремы, это был знак...
Что стоял перед его изумленными глазами в виде... четырех дверей замка, то сходящихся, то разбегающихся в разные стороны, то открывая роскошные залы с яствами и сокровищами, то снова скрывая их.
"Похоже, у меня тут... целый беговрат!... И что же делать?" - он аккуратно, дивно-плавно и неслышно подошел ко дверям, будто ожидавших его появления - двери поспешно нарисовали, словно как невидимой рукой, на себе зеркальные фигурки, каждая, по порядку, складывая сложные, старинные и таинственные письмена: "2+2=?"
"Ну уж, математику тут вырешивать! - хмыкнул, увидев это, оскорблено Владик и, подбежав к дверям еще ближе, забарабанил в них забавно-яростно кулачками:
"Слышьте, вы, Архимеды липовые! Совесть у вас есть?! Я, человек, кушать хочу!!... Пустите!!..."
И вдруг он... шокировано отпрянул от них, все терпеливо держащие перед ним письмена - зеркальные его частички отражали, вместо рассерженно-всклоченных черных волос Владика, что-то, отдаленно напоминающее макушку капюшона, из-под которого виднелись круглые глазки...
Кого-то, совсем маленького, с глухим писком ошарашено осматривающего собственные крохотные кулачки, что, в тон, чуть летящим над землей, складкам, были бело-прозрачными, с чудно-мерцающими искорками. Они, наверное, улыбнулись, глядя, как...
Их крошечный хозяин сконфуженно-стыдливо-задумчиво отвел глазки от, будто хихикающих поскрипыванием дверей, уловив мрачно, совсем уж глухо, попискивающий, давно опустевший желудок.
"Кто бы я теперь ни... есть, - обозлено содрогнулись, белоснежно-призрачно переливающиеся, складки платьица... Владика, - Я хочу кушать!!... И я пролечу сквозь вас, дверишки! Вы мне ничего и не сделаете!..."
И он вдохновлено поплыл по ночной прохладе воздуха во, вновь показавшиеся роскошные покои с угощениями и сокровищами, но тут...
Кто-то, беспомощно-воздушно маленький, оторопело-обижено глухо и робко пискнул - четыре двери, всеми твердыми пятернями, сомкнулись и даже легонько чуть резко рванулись вперед, неприятно щелкнув его по, уж нетерпеливо тянувшимся к угощеньям, ручкам.
Они все... не теряли надежды и их хозяин решительно взмывал на всяк лад в воздух, чтобы незаметно проплыть мимо дверей к долгожданным сокровищам; но зеркальные фигурки предупредительно сверкали, звенели - и коварные двери не уставали собою отталкивать его, ударять, дуть на него загадочным гулом ветра внутри замка, отчего тот обреченно только и успевал ухватиться за веточку близрастущего дерева.
Наконец, Владик надулся и полетел от дверей, словно в издевку продолжающих открывать и закрывать богато-живительные недра замка - ему было очень плохо и одиноко, но такие издевки окрасили все лишь в одно - в униженное скитание...
По лесам, по горам, по заброшенным башням - кто-то, маленький и трепетно-любопытный, лишь... чихал, приоткрывая тяжелые запыленные пустые сундуки, бледнел и неимоверно почти неслышно кротко пищал, увидев в, объятой паутиной, кастрюле паука, вздыхал и кисло обводил пустые, переплетающиеся мраком и холодом, дали и глубины глазками, слушая невидимый звон колоколов, цокот колес и копыт, перестукивания дождя, гул ветра и лишь своих шагов.
"Что может быть хуже, - робко подумал он, пристроившись с грустью на поломанной жердочке чердака очередного замка, - когда придется думать и потому делать, как я?... И ничего интересного, ничего радостного не вышло, не нашлось, хотя обещало... Никаким уже обещаниям не верю, некогда!... Ведь надо еще успеть, полезно, уроки выучить и с родителями хорошо быть!... Хорошо с этим быть, правда!!...Хочу с этим быть!!..."
И внезапно... На Владика посыпались ласковые потрепывания по волосам мамы и смешки папы - они уже битые полчаса будили сына, уснувшего с... упавшей спросонья книжки с комиксами; и...
Владик был неимоверно этому рад - он вскочил, заглянул в зеркало, благовейно ощутив собственный курносый носик, карие глаза...
Их маленький хозяин расцеловал маму и папу, мгновенно прибрался в комнате, выключил компьютер с заждавшейся игрой и... с восторгом стал вчитываться в учебник математики, в стихотворение про греку, в азбуку; ведь осознал:
"Уроки... привычные домашние хлопоты и забавы, общение с папой и мамой - сколько в этом неповторимо-бесценного, светло-теплого, как...
В сказках про кроху-совенка, что смотрит на него бусинками глаз из леса, в невероятных историях кого-то, чьи белоснежно-переливающиеся, крошечные глазки словно хранили… его сердечко, в их дивном, почти близком мирке почти так же...
Уютно, высоко и тихо, как в...
Папиной улыбке, в ласке маминых рук, в неслыханной сказке… сна Владика, словно...
На ладошках луны...

-----
присматриваюсь к этому миру...))
top
gaze
> 11 мая 2012 — 22:53
  [Id]



Модератор


Покинул форум
Сообщений всего: 594
Дата рег-ции: Май 2011  
Репутация: 1





Волшебная рубашка... Любовь...

Все сияет столь белоснежными искорками, что можно было подумать, будто это луна пролилась дождиком на нее...
Почему же сейчас они утопают в переплетениях теней? Потому, что... раз, когда прохладный туман капелек дождя и снежинок укрыл землю, стучался в ворота замка один молодой человек.
...торопливо юркнул в замок; и...
Увидел перед собою девушку такой красоты, что жемчужные стены замка меркли перед ней (была она с небесно-чистыми глазами, черными волосами и с алыми рубинами губ, в пышном платье, с короной на голове).
- За доброту Вашу, - поклонился молодой человек, - примите от меня в дар мою арфу - в ней всего три струны, но стоит заиграть на ней, как все беды, все заботы и страхи унесут ее мелодии.
- У меня нет забот и страхов! - с, больно кольнувшей холодностью, отрезала принцесса, сдерживая темно-низковатую улыбку, - Да и что то за арфа, когда всего тремя струнами она играет?!... Не желаю брать такое!...
- Ваше Величество, ведь можно отдать ее страдающим и боящимся! - внезапно отделился из темноты голос, мягкий и... ласково теплый, - Ведь им арфа поможет, все ведь... для чего-то пригодится!... Позвольте, я передам...
Из полумрака замка вышла другая девушка, еще красивее первой, только не было у нее пышных одежд и короны, а... все равно была она милее человеку в цилиндре и плаще.
- Не встревай... Мой черед подарки брать! - капризно отвернулась принцесса, требовательно протянув руку.
- Быть может, - нашелся он - милее справедливости Вашей моя книжка - все покажет она, что ни спроси, и картинки в ней так хороши... и двигаются, что всякий в этой книжке откроет будто сказку наяву?
- Не нужны мне сказки! - фыркнула та, любовно играясь с короной, - книжку читать я не люблю, будь в ней целая звезда!... Мне лучше с подружками-фрейлинами на балах потанцевать да небылицы пошептать!... Не приму это!...
- Ваше Сиятельство, тогда... - робко вставила словечко девушка в бедном платьице, - Позвольте, я передам книжку унывающим и желающим узнать новое, сказку; ведь как поможет она им!...
А человек наслушаться, наглядеться на нее не мог, опечалился он, от щемяще близкой, тайны, что сверкнула в замке...
Рубашкой, так и ослепившей всех белыми-пребелыми своими искорками, к которой у принцессы так и затянулись руки.
- Вот это занятная безделка! - радостно потирала руки она, не сводя глаз с этой чудной вещицы, - Сколько хочешь ты, путник, за приют в моем замке, на сколько пожелаешь, волю распоряжаться моими угощениями и богатствами, слугами, как вздумаешь?... Любую цену оплачу, лишь... дай мне эту рубашку!...
- За Вашу щедрость безмерную, - сверкнул необычно глазами человек в сторону, девушки, - дарю вам рубашку мою - любое желанье исполнит она, только изъян один имеет (приблизит с каждой мечтой черту)...
- Ступай, ступай, гость мой дорогой! - весело прервала принцесса, жадно-беспечно-метко хватая рубашку, - Порвется - зашьют, испачкается - почистят, устареет - украсят... А "черта" - сущая чепуха - желанья отныне все мои!...
Не дремлют они у принцессы... она уж ходит в роскошнейших мантиях; уже и из чистейших звезд-алмазов замок соткан; все принцессы стали куколками ее, с которыми она смеялась игралась...
Все то веселило принцессу - вся зависть и все отчаяние других девушек, что не могли превзойти ее по красоте и богатству; вся озадаченность и грусть мудрецов, что не могли отгадать принцессиных загадок; вся тоска лучших танцовщиц и певиц, ведь их хозяйка танцевала и пела в разы красивее и изящнее их...
А принцесса все жеманничала, с первыми лучами солнца одевая рубашку, так и отливающую белоснежными искорками, которую не снимала даже, ложась спать, а всем строго-настрого запретила узнавать, из чего рубашка сделана (чтобы ни у кого на всем белом свете больше не было такой восхитительной рубашки, как у нее); и все загадывала, загадывала желанья, а...
Сама она все становилась сутулее и ниже пригибалась к земле, все больше стали это замечать гости и фрейлины; мудрецы поломали, поломали голову над тем, что это могло вызвать и бросили это необъяснимо-бесполезное дело; и только девушка в простеньком платьице взволнованно бледнела и дрожала, наблюдая, как...
Принцесса все бешено-непоправимо-непрерывано загадывала разные желания, счастливо поглаживая рубашку из белоснежных искорок, непростительно не замечая, как все больше и больше сгибается ее спина; а...
Молодой человек, вдохновлено все наблюдавший за той, что была простенькой, но милей ему всех, уныло огибал в душащем одиночестве лабиринты зал, толпы, игриво стреляющих в него глазками и с наслаждением сплетничающих про него, фрейлин; не притрагиваясь и пальцем к кушаньям; слушая докучающую музыку балов...
Они завистливо глядели ему вслед, дуясь на его рассказы об судьбе "изгнанной в магический черный вихрь", не понимая, почему он все вздыхает в сторону девушки в простеньком платье (и у нее были небесно-задумчивые глаза, цвета мягкой темноты ночи волосы и хрупкие лепестки губ); словно выжидающе отмечая молниеносно-устрашающе съеживающуюся тень ее хозяйки; поглядывал на проносящиеся огоньки молний в тумане...
А во дворце на него не глядели, предпочитая фальшивую радугу свечей и осуждения всего и никого, кроме принцессы, покрикивавшей, что она "устала" или "хворь приключилась" и что "так модно ходить нынче" (потому... будто и спина ее все ниже и ниже пригибалась, а молодой странник в плаще и цилиндре будто рос, становился еще краше и элегантнее; поднимались полы его плаща все выше и выше от земли; все пригожее обрамлял цилиндр его лицо; и все стройнее он становился!)...
Девушка в простеньком платье не могла больше молчать об этом, и вот... в один, сверкающий молнией и капельками дождя, глубокий вечер, когда принцесса легла спать, она, не помня себя, застучала в дверь ее опочивальни.
- Ваше Высочество, проснитесь! - не жалели сил ее переливы голоса, - Прошу Вас, выйдите, это важно!...
- Ничто уж не важно! - позади нее раздался любезный мужской голос с радостными нотками.
Девушка обернулась и, вскрикнув, припала к двери принцессы - перед нею стоял высокий, стройный молодой человек в лихо надвинутом цилиндре и развевающемся плаще.
- Ничто уж не важно! - чуть ли не шепнул он, походя все ближе к ней и не отрывая от нее своих странно-сверкающих глаз, - По крайней мере, для той, что по виду уж давно не принцесса - на что тебе оставаться у нее? Лучше... пойдем со мною, где витает воля и ветра синевы покой...
- Ах, лукавый! - отвела глаза девушка - Знаю я, что рубашкой своей ты забрал принцессы красоту и младость - и все лишь из-за обиды!... Забудь ее насмешки и ступай домой с миром - я страже ничего не скажу и проведу тебя к вратам!... Только... верни принцессе красу и миг, забери рубашку... Уходи!...
- За преданность принцессе, - будто опьянено чуть рассмеялся тот, достав из плаща невиданной прелести розу, - Подарю тебе мою розу - я сделаю тебя феей, добрее и красивее какой никто не встретит, ты сможешь помогать, кому пожелаешь...
- Нет, прошу, спрячь свой подарок (не то увидит король и отступником объявит!)... -отпрянула она - Не нужен он мне, иди домой, молю!...
- Где роза?... Мне ее подать!! - вдруг разразилось... кряхтливое шамканье и из принцессиной спальни, держа рубашку, мокро-блестящую белыми искорками, выскочила ужасающе-сгорбленная старуха в короне, с беспрестанно шепчущим желания ртом, белыми волосами и трясущимися, тянущимися к розе, сморщенными руками.
- О нет, Ваше Величество! - чуть не потеряла сознание девушка, бросаясь поддержать и прикрыть собою ее, шатко и тяжело бегущую к розе, - Что он с Вами сделал и его рубашка!... Умоляю, берите ее прочь от нас, сожгите, чтобы к принцессе вернулся ее облик, и не возвращайтесь к нам!...
Молодой человек...необъяснимо-отчаянно, прикрыл лицо плащом, подскочив к девушке.
- Я сделал все это ради тебя! - шептал он - Не мог больше знать, что ты, такая дивная, добрая, красивая, увядаешь в плену у самовлюбленной принцессы (Вы отвергли мои лучшие творения, единственно-волшебные дары, а дали мне право почти на все ради... собственной прихоти - знайте это, Вы сами приблизили себя к черте безудержными мечтами, можете хоть казнить меня!)... Что ж, я, с удовольствием, исполню твою просьбу...
С этими словами, он повернулся и отчаянно-твердыми шагами пошел к старухе, упрямо сжавшей в пальцах бело-искристую рубашку.
- Только подойди кто из вас!! - неузнаваемо-пронзительно захрипела она, судорожно схватив колокольчик для вызова охраны, - Только пальцем коснитесь моей рубашки - вас безжалостно казнят!!... И я одна буду ею владеть, владеть своими мечтами!...
Человека бросило от услышанного в холодный пот - неужто обезумевшая хозяйка тронет свою самую добрую и преданную служанку (ту, что была ему милее всех)? Он не допустит этого, пусть ценою своей свободы, сил и, может даже, жизни; стоило лишь...
Напустить на себя важный вид, заводить в воздухе руками и забормотать словно фальшивые заклинания - старуха, вцепившись костлявой рукой в девушку возвопила: "Это не просто шут, это... Колдун!!... Держите его, казнь ему, казнь ей!!...".
А тем временем... рубашка, так и отливающая белоснежными искорками, вылетела из рук старухи и, с мистическим рычанием и скрежетом когтей кого-то незримого, сама собою наделась на человека, от рвения махом скинувшего плащ и цилиндр, шагнувшего ей навстречу и расставившего руки и посмотревшего вслед...
Девушке в простеньком платьице, что, неконтролируемо вскричав, убежала, уводя за руку... невиданной красоты, стройную свежим дыханием мимолетности, принцессу от... черных листиков, жгуче охватывающих и колющих человека, дрожащего не от холодящего синевою тумана и не от эхо рокота молний и дождя, вновь сводящих с ума мраком, одиночеством перевернутых, кружащихся с ним в жутком, почти бесконечном танце искристых лестниц, белых осколков; а от того, что...
Улетают и... снова приближаются они к ему, странно-низкому молодому в цилиндре и плаще, зачем-то надевшим массивную, черно-золотистую маску, странно-навек хранящую небесно-задумчивые глаза девушки, гул замка и...
Волшебную рубашку, которая... все сияет столь белоснежными искорками, что...
Можно было подумать, будто это луна пролилась, грустно-неповторимо дивным, дождиком на нее...

Тема закрыта! Продолжение в теме "проза-10 - 2".
Тема закрыта!

-----
присматриваюсь к этому миру...))
top
« Стихи и проза »

 
 
Сейчас эту тему просматривают: 1 (гостей: 1, зарегистрированных: 0, скрытых: 0)
Все гости форума могут просматривать этот раздел.
Только зарегистрированные пользователи могут создавать новые темы в этом разделе.
Только зарегистрированные пользователи могут отвечать на сообщения в этом разделе.

 Похожие темы: проза-10
Темы Форум Информация о теме Обновление

RSS 23.02.2018 - 13:35
© MAGIC STUDIO 2008-2015
Все права на материалы принадлежат их авторам! При копировании ссылка на первоисточник обязательна!
18+ ВНИМАНИЕ!
Материалы сайта могут содержать информацию, относящуюся к категории "только для совершеннолетних".
[Script Execution time: 0.0908]     [ Gzipped ]