SuperVox - музыкальный проект в стиле 80-хSuperVox - музыкальный проект в стиле 80-х

Здравствуйте, Гость ( Вход | Регистрация )



 
> проза-6
Поиск в теме | Версия для печати
gaze
> 2 октября 2011 — 12:34
  [Id]



Модератор


Покинул форум
Сообщений всего: 594
Дата рег-ции: Май 2011  
Репутация: 1





Сквозь стекло… Закатив глазки

…Кажется, видно столько новых и страшных вещей – слишком большие пирамиды, что нужно покорить; черные-черные страницы безупречно когда-то белой тетради, где накопилось много недосказанного и ошибок; но главное – стоит взглянуть в толщу стекла, как становиться страшно: надвигаются жуткие создания, вроде мелькающих в одном месте изредка, спящих русалок в жутко-блестящих платьях; или дремучего Пана с заманивающей в темную чащу свирелью…
И глядя на все это думаешь об одном – ты неподготовлен и тебя «не предупреждали», что именно таких непонятных и дивных созданий придется побеждать – вытаскивать русалок из холодной лужи на солнышко, не щадя, может даже, только что купленной, модной и любимой, одежды; идти навстречу светлячкам лунного леса, чтобы настроить свирель Пана на более добрый лад…. Все это будто тянет тебя и испытывающе глядит, вызывая испуг и желание «отложить» подвиги до следующей поры, когда будешь «готов» их совершить; или просто предложить это сделать кому-нибудь другому, с честной выгодностью ссылаясь на свою неопытность и страхи.
Но вот протягиваешь руки, пытаясь оттолкнуть от себя приближающиеся пирамиды, русалок и пестрящий рой клякс, и внезапно понимаешь: преградой тебе и твоим положительным качествам, силам является только… стекло! Отодвигая, с удивлением обнаруживаешь, что беспросветные кляксы не способны безвозвратно затопить белоснежную тетрадь, пирамиды, на самом деле, маленькие и понятные мирки; русалки вовсе не страшны и безобидны, а Пан приветлив и сам не желает покровительствовать жутким темным чащам.
Ты понимаешь, что можешь отодвинуть стекло, пусть загадочно сверкающее и имеющее острые края, ты… не беспомощен, имеешь силы и знаешь, как покорить пирамиды, смыть чернила и помочь созданиям, знаешь, что делать! Кажется, именно это нашло тебе энергии опускаться в холодные лужицы, чтобы вытащить русалок на солнышко; находчивости отыскать в темных чащах Пана, придумать для него новые, светлые мелодии. И тебе не жаль немного запачканных рук и приятной усталости ног, ведь…
Пирамиды, оказывается, хранили в себе дивные, серебряные книги, а белоснежная тетрадь снова радует глаз чистым блеском и маленькими, чудными жизнями, запечатленными на ее страницах! Ты видишь, как под красивым, живым солнцем тает стекло и в легкие облака уносятся сказочные феи, мучительно-скучающе дремавшие в холодной, темной воде русалками… Они смеются и легкими взмахами крылышек рассыпают жемчуг радуги вокруг, заливая все светом и теплыми искорками. Это чудо – наверное, самое незабываемое явление в твоей жизни.
Ради него стоило отодвинуть стекло, ты прав! Так и не бойся больше их, жалко загораживающих путь и смешно увеличивающих незначительные тени. Ведь за ними переливаются светлячки, и слышится дивная мелодия Пана, феерия лунного леса…

-----
присматриваюсь к этому миру...))
top
gaze
> 3 октября 2011 — 23:30
  [Id]



Модератор


Покинул форум
Сообщений всего: 594
Дата рег-ции: Май 2011  
Репутация: 1





Сердце белого алмаза.… Смущение

…Откинуло все в глубину, из которой выплывали, с насиженных мест, звезды; ласковый ветер, дружелюбно качающий на своих крыльях, и синие листики, облачающиеся удивительно во все, что только стоило пожелать…
Одной принцессе по имени Звездочка. Конечно, для всего королевства, она имела немного другое имя, но разве оно было важно, когда только достаточно посмотреть ей дивные синие глаза, весело и жаждуще глядящими на мир; чтобы понять – принцесса в моем мире могла блистать, только как та крохотная жемчужинка на небе, называться лишь ее именем. Ведь…
Весь мир меня отгонял от себя, пугаясь безобидных обитателей моего мирка волшебства; совсем даже не зная, кто я такой на самом деле. Его лучшие умельцы выследили мое скромное жилище в гроте у озера и насилу влили мне в рот какое-то отвратительное зелье. Наверное, так они надеялись лишить меня жизни и избавить, наконец, королевство от «страшного колдуна». Но я выжил, только почувствовал дикую слабость, слушая их торопливо-безразличный бег; и то, что сознание меня покидает.
Захотелось пить, я подполз к озеру, осторожно нагнулся, чтобы утолить жажду и… отпрянул в ужасе – мое лицо наполнилось какими-то жуткими темными полосками (точно порезами), а сквозь них пробивались… маленькие сверкающие, белые перышки! Мне пришлось отскочить к гроту и поскорее превратить себя в белого павлина, чтобы никто не испугался меня еще больше и в итоге не погубил (мне ведь еще хотелось жить и спокойно, без зла, творить маленькие чудеса для скучающего мира).
Превращенный, я спокойно вышел к воде озера (жажда все еще мучила меня), жмурясь от собственного ослепительно-белого тела и оперения. Но внезапно я ощутил шокирующе-режущий удар в бок и повалился. Пришлось с трудом встать и оглянуться – то были мои обидчики, властно скалящие и, неприятно пиная, обкладывающие меня камнями. Я испугался, захотел бежать, но не мог – всюду плотно были склочены холодные глыбы. А мои мучители, еще поглядев с довольной улыбкой на мои cтрадания, спокойно развернулись и ушли.
Я хотел кричать, но внутри все пересохло и не слушалось от жажды. Все тело болело и немело под грудой камней, сам я с непривычки задыхался под огромным, пушистым хвостом и только думал о том, что близ самый грустный на свете уход, а я еще столько хотел успеть до него (только в такую минуту это осознавалось с особой болью).
Но тут… тело налилось влагой и стало непоседливо тормошить меня от сна. Я открыл глаза и увидел Звездочку – она стояла с кувшином и осторожно-завороженно наблюдала за мною. Почему-то захотелось юркнуть под камни, но… их не было. «Не бойся, не бойся, хороший!» - по-детски тепло подбодрила меня принцесса и протянула руку, чтобы потрогать мой искрящийся хвост.
Не знаю почему, но мне было уютно от того, что меня ласково гладят, как милого котенка; аккуратно кормят с руки и без устали наблюдают, как я прохаживаюсь между деревьями близ грота и изучаю вовсе новый теперь мир. Я твердо помню, что имею его, только немножко измененного – с невидимыми флейтами и красивыми сияниями под потолком и на стенах грота.
Все это впечатлило Звездочку, подарило ей ощущения сказки на скучноватой земле. Я видел, как моменты прогулки по синей траве и игры с листиками делали ее веселой, легко чувствующей себя в мраке моего убежища, но… Ей не хотелось покидать эти чудеса, возвращаться из волшебства в унылый замок.
Один раз я там побывал – дивная Звездочка взяла меня с собой после прогулки. Признаться, покои богатых представлялись мне чем-то вроде пустых просторных комнат, ярко пестрящими наляпистыми безделушками и усыпляющими ароматами. Но дворец принцессы мне понравился – и ее скромный фонтанчик среди комнаты, и простенькие ковры, и статуэтки с вазами на полу. Мне нравилось…
Не только это, все нравилось в Звездочке – и как она поет серебристым голосом песенку на чудном, незнакомом мне языке. И как она изучает мирок моего грота, кормит меня с ладошки, удивляясь, что «такая хорошая птичка не имеет хозяев». Эти слова грели мне душу и создавали ощущения, что я летаю, рядом с нею, где-то высоко под теплым солнцем или под звездами…
Я хотел подарить ей все это, взлететь, несмотря на короткие крылья и огромный, неудобный хвост и сорвать ей лунную розочку, заставить все свои флейты каждую ночь петь ей колыбельную для тихого сна, а днем выращивать для Звездочки самые красивые алмазы к простенькому, но трогательному платью, украшать дворец волшебными деревьями и птицами, сказать ей…
Но она все смеялась, беспечно игралась, как-то слишком часто меня просто покормив, погладив и назвав «хорошим». Мне как-то стало тоскливо внутри, наблюдая, что Звездочка оставляет мой грот ради встреч с беззаботно и легкомысленно щебечущими подружками, только требующих у нее и дающих взамен иногда лишь колкие сплетни и обиды.
Тогда принцесса, как-то капризно и безразлично требовала «утешить ее, развеселить». А я… снисходительно принимался выдумывать новых волшебных зверей, леса и искрящиеся камни, только чтобы она снова стала веселой и радостно бегала вместе с, кремового цвета, облаками моего грота или… радостно играла, улыбалась и смеялась, была счастливой, пусть и с подружками, меняющихся быстро как ветер…
Он шумит и за луной тихо уводит в звон невидимых колоколов и теней дни, ночи… Я не могу забыть их, когда дивная Звездочка задумчиво сидела рядом и, глядя на розовую луну грота, рассказывала о своих мечтах, приключениях, планах. Я тихонько лежал и с упоением слушал, все больше радостно сверкая перьями от вестей, как она помирилась с любимой подружкой, как ее приятно удивили подарком родные ко дню рождения и…
Внезапно что-то больно полоснуло меня, как тогда, камнями. Но не просто в твердый бок, а в мое, так окрылившееся грезами, хрупкое сердце – принцесса, не глядя на меня, суховато сказала, что завтра ее выдают замуж за «богатого, заморского, хорошего принца». О, вновь это слово, всегда меня усыплявшее и так пронзившее болью!
В отчаянии я…принял свой настоящий облик, умоляюще взглянув на Звездочку и прошептав: «Дивная, необыкновенная! Может, хочешь взять от меня на прощание листик?». Никогда не забуду, как она повернула ко мне свое замечтавшееся лицо, шокировано взглянувшим на мои черные полочки и маленькие белые перья в них.
Я не мог просто так молчать, ведь видел ее в последний раз. «Неужто ты, дивная Звездочка, не хочешь сказать своему верному другу: «Спасибо», за все чудеса, что он хранил только для тебя? Или… хотя бы – «Прощай!», ведь твой друг, будет всегда помнить о тебе, ему трудно без этого слова…».
«Ах, какой же ты страшный, гадкий на самом деле!... – вдруг закричала принцесса, отшатнувшись от меня и закрыв лицо руками, - А я еще столько дорогого хлеба, столько времени тратила на тебя, обманувший меня злодей!.... Не нужны мне твои синие тени, и видеть тебя не хочу!.... Хорошо, что я выйду замуж за красивого и хорошего, а ты… Уйди, оставь меня!..».
Я потихоньку ощущал что-то дрожащее и маленькое, какую-то крохотную капельку, медленно идущую через темные полосы и белые перышки. И мне было стыдно за нее перед Звездочкой – ведь капелька означала мою неясную тоску, а принцесса, дивная, слонво волшебный сон… идет в жизнь, полную радостей, любви и теплого солнца. Когда-то оно и светило в моем гроте, но… он забыт принцессой, как будто и не было бесконечных, маленьких жизней моего блаженства от прогулок с нею, ее голоса и взгляда на розовую луну…
Она откинута, брошена, как и маленькая розочка, которую я, удаляясь в холодный мрак теней, бросил на прощание Звездочке – все же я был бесконечно благодарен ей за то, что она подарила крылья моему мирку, и… осталась свободной, видящей все блестящим и красивым, легко, наверное, порхая в свадебном танце с ее избранником.
Пусть она будет с ним счастлива, всегда будет жить и радоваться, украшая весь мир одной своей улыбкой. И тогда мои ушедшие белые искорки, роскошного павлиньего хвоста, когда-нибудь прошепчут ей в тихом сне, из невидимой глубины холодной тьмы: «Всегда с тобою!».
И это, скорее, она дивно и безмятежно улыбнется, волшебно, словно водопад из звезд. Они напомнят и мне ее имя, то, что всегда в моем мирке чуда, в моем, сверкающим белым алмазом, сердце…

-----
присматриваюсь к этому миру...))
top
gaze
> 4 октября 2011 — 23:48
  [Id]



Модератор


Покинул форум
Сообщений всего: 594
Дата рег-ции: Май 2011  
Репутация: 1





Шепот песков… Смущение

…Хранит в себе необычный мирок, одновременно прохлады и несносной жары, золота и тусклых дюн, миражи и таинственный сумрак храмов.
Они дивно сочетались в одной далекой стране, на которую внезапно пришла беда: неизъяснимо, при изобилии питья и еды, всех благ и прохладной тени города, одни люди уходили из него, а потом… пропадали, другие чахли в городе от таинственных сил…
И никто не мог объяснить эту загадку. Но… однажды, после удачного похода на соседние страны, к жителям попала чужеземка - простая девушка, с необычной для той страны внешностью, кроткая и милая нравом.
Вовсе не дивно, что ее хозяин, впервые за долгие годы спокойного плавания в кругах холодноватой, будто знакомой лести, задумался и как-то сказал: «Я не нуждаюсь в слугах, потому отпускаю тебя».
Немного удивленная таким решением, пленница радостно покинула незнакомые стены и стала искать дорогу домой. По пути она задумывалась, почему все же, скромный и добрый хозяин, который почти не нагружал ее работой, решил отпустить ее (хотя было видно, что ему тяжело это было делать).
И она, увидев море, сверкающее родными искрами, почувствовала, как оно напомнило одну странную деталь: ее хозяин всегда носил темную повязку, никогда не снимая и терпя насмешки других мужчин странной страны («Ходит, закрывшись тряпками, как женщина глупая, позорит нас!» - кричали они и тыкали в него пальцем, клеветали на его дом и нещадно отгоняли, порою били).
Все это внезапно подсказало правильный, дающий радостный покой совести, путь для чужеземки: ей показалось необходимым избавить хозяина от таинственного бремени, причиняющего столько боли, тем самым отблагодарить за теплые дни тихого и даже ласкового обращения. Тогда и домой можно будет вернуться с полной свободой.
С такими мыслями девушка поспешила к мудрецу, знающему все мистические письмена, знаки и события незнакомой страны. Мудрец тоже был не таким, как всегда – стал каким-то бледным, почти прозрачным (что вовсе не соответствовало жителям той страны); он пошатывался и апатически лежал на одном месте, видимо терпя мучения.
Жалостливая пленница кинулась к нему, помогла ему подняться, с вопросом: «Что тут случилось, мудрейший?... Почему мой хозяин, в отличие от всех скрывает лицо, а ты, всегда такой бодрый и веселый, сейчас грустишь и слабеешь?».
На это мудрец долго молчал, встрепенулся, оглянулся по сторонам, словно собирался сказать, непозволительную для разглашения, тайну, а потом еще раз вздрогнул и написал на бумаге письмена: «Я страдаю от того, что утекло под тенью жадности, а твой хозяин… Сначала он, как и многие, был доволен тем камнем, что безразлично кинули вместо живого алмаза, но сейчас он осознал, как камень, за наивность и расслабленность, сжимает ему сердце».
Увы, пленница не поняла значения этих слов (тех ужасных событий, что случились, какими дышали письмена). Ей осталось лишь поблагодарить мудреца и… быстро побежать назад, к хозяину.
Он был втайне рад ее появлением, но, совсем непривычно, сорвался с места и, закрыв за ней дверь, принялся отскакивать в угол и кричать (словно догадываясь о чем-то): «Зачем ты вернулась? Ты знаешь, что в моей стране за такое могут жестоко покарать?... Что ты хочешь, что глядишь так тревожно, словно…».
Такое поведение не смутило преданную девушку и она, на всякий случай поклонившись, осторожно произнесла: «Я никому не скажу, что видела, клянусь! Только покажите то, от чего страдаете и что прячете от всех!...».
На это ее хозяин, вдруг проникнувшись эхом чего-то тоскливого и одновременно - теплого, по-юношески обескураженный, виновато опустил глаза и почти шепотом произнес: «Подойди, если не боишься! Я покажу тебе!».
Чужеземка с рвением подошла и с трепетом ожидания слушала, как в полумраке раздается тихий шелест – хозяин снимает повязку. Она присмотрелась к его лицу и обомлела от некоего шока и… жалости: хозяин страдал от тонких лоскутков, по всему лицу, около глаз, словно живой мумии!
Отголосок чувства вдруг сменил оттенок для взгрустнувшей души хозяина. Он отвернулся и чуть слышно произнес: «Хоть и не хотел, но показал тебе то, что никому не доводилось видеть… Ты получила свое, иди от меня!... Иди, беги домой, я отпускаю тебя, слышишь?...».
Но притихшая пленница не желала так просто уходить – ее оковы жали как никогда приятно, и она хотела согреть ими свое сердце и тех, кто был сейчас подобен мудрецу, хозяину.
Он стоял и ждал, когда она пройдет через открытую потайную дверь, слишком проникнувшись жизнью, чтобы кидать ее в безразличный, всепоглощающий огонь. И, наверное, что-то еще не давало ему покоя, предчувствие… Прогремело молнией, его вынужденным окликом: «Что же ты стоишь, беги домой!».
«Почему это произошло?» - произнесла тихо чужеземка, присев рядом с ним.
Хозяин поспешно набросил повязку и, закрыв глаза, сделал то, что так всегда освещало ему скучный знойный день – ответил ей, бесстрашно, подробно, желая этим только бережно толкнуть, спасающим испугом, свою пленницу к безопасности: «Завелась у нас одна колдунья, принесла всем какую-то яркую, сладкую воду, забрав настоящую, и смеялась: «Пейте, сколько хотите, это бесплатно!».
Многие, как и я, пошли за этой водой, потом еще и еще (как она притягивает вкус, знаешь ли). Но… в один день я с ужасом заметил на своем лице то, что ты видела, и мне не хотелось жить от этого позора…
Всякий позор можно смыть и… я пришел к колдунье, попросил у нее настоящей воды, а она только прокричала: «Я не хочу спускаться за такой тяжестью в колодец, только чтобы ты смыл полоски… С чего я должна это делать?... Иди от меня и сам думай, как справиться!»…
И так много людей шли со своими мучениями (у кого тело наливалось прозрачностью, у кого оно росло в объеме, у кого оно твердело), к ней, просили хоть каплю нашего сокровища дать, вернуть, но…
Никого не пускает колдунья к себе и настоящей воде и поставила к себе в стражу чудище заморское… Полно, не думай об этом, иди домой!...».
На этом хозяин попросил девушку оставить его и «больше никогда о нем не вспоминать».
Она… сейчас была даже рада, что являлась чужеземкой, ведь колдунья ее не знает, договориться будет проще. Пусть это было лишь легкими надеждами, яростно заграждаемыми туннелями узких улиц и ветров; толпою, спешащих то к яркому солнцу, за роскошью, то – в тень, за безопасностью, людей, но…
Оно все же протянуло свою мистическую ладонь, представленную пирамидой из темного тумана, украшенной всякими яркими, дивными листьями и звездами.
В ней были представлены яства и мягкие постели, так и манящие к отдыху от зноя и ветра, среди теплых звуков невидимых инструментов и прозрачного лунного света.
Но осторожная чужеземка проходила мимо этих чудес, не обращая внимания на их блеск, приметив только с горечью, забелевшие жуткими чертами, фигуры снега ушедшей жизни.
Она пугливо пряталась и за решетками, с молящими о высвобождении… чудовищами, кричащими, что «им скучно, люди забыли Сфинкса, и теперь они взаперти».
Пленница, стараясь не ощущать мелкую дрожь и тень страха в глазах, прошла и мимо них, памятуя, что все в мире на своих местах – и чудища, как бы они жалостливо не притворялись вначале, всегда должны быть на привязи; иначе много бед они причинят людям…
Их скучающий, без похищенного колдуньей, мирок уныло свешивал ветви странного дерева, вместо плодов которого были слезы, а листья которого были маски с некрасиво нарисованными улыбками.
Неподалеку довольно рассматривала его… женщина в одеянии знатной дамы (колдуньи), ведущая на поводке… «чудище заморское» - миловидного большого пса, явно с грустью наблюдавшего свои уходящие лучики дней и, тихо улетавшие вдали, свежие отголоски радости.
Именно он, так жалостливо смотрящий на пленницу и тихонько виляющий, от понимания ее тонкой, невидимой красоты, хвостиком; заставил ее храбро первой нарушить тишину.
«Отпустите свою собаку погулять, ей же скучно в темной, прохладной и душной пирамиде!» - просто посоветовала чужеземка, исподтишка угостившая пса хлебом.
«Ни за что! – по-детски капризно, пискливо отчеканила взрослая, чинная и богатого одеяния, женщина, оторвав взгляд от странного дерева. – Если он получил свободу, он станет расхлябанным и перестанет быть грозным, страшным!... Никто его не будет бояться, все поймут, какой он, на самом деле, тихий и вялый, а мне это не нужно!... Да и кто ты такая, чтобы мне указывать?!... Чего ты хочешь?!...».
«Верните людям этой страны воду! – мягко попросила пленница, молитвенно протягивая к колдунье руки. – Столько людей мучаются без нее; мудрец всегда был бодр, а сейчас почти умирает с тоски… мой хозяин так молод и он такой милый, а Вы лишили его народ воды, обезобразили его полосками, словно мумии принадлежавшими!... Как Вам не стыдно так издеваться над ними?... Вы и так в достатке, верните им такую простую вещь!..».
На это злость искривила милое лицо хозяйки странной пирамиды.
«Они тоже в достатке, потому пусть пьют то, что им дала – новой моды, нового мира, вкусное и дешевое… А вода совсем простая, и течет глубоко, мне ее не хочется доставать из глубины, чтобы возвратить!....» - хмыкнула она и хотела удалиться во мрак пирамиды, как негодующая девушка остановила ее.
«Но Ваша «вкусная» вода натворила горя, она не годиться людям, самой жизни, рождающейся только из воды!... Вы ленивая и бессердечная!... На что Вы похитили воду?...».
Колдунья не спеша все прогуливалась вокруг дерева со странными плодами и листьями, то предлагая чужеземке отдохнуть, то угрожая чудовищами. А суть она отталкивала от себя, словно смертельно боялась этого…
Пленница же, маленькая и хрупкая ничего не боялась: она, не глядя на скрещенные ножи колдуньи, старавшиеся задеть ее и оживившие гигантскую кошку, спокойно и быстро передвигалась по комнате, ища спрятанное сокровище жизни.
Она, в лице запутавшегося в цепи пса, тихо-тихо жалась в комок и скулила, от зловещего хохота колдуньи, восседающей на черной кошке… со змеиным языком; не желая так и не почувствовать живительный глоток мига.
Чужеземка увидела это и, раздобыв палку, распутала цепи, вовсе не заметив, что задела ими странное дерево и вырвала его с корнями – оно рассыпалось в серую, развеявшуюся пыль.
«Я тратила столько лет, чтобы любоваться тем, что сейчас модно, поливала его - это дерево столько дней тяжолой и холодной водой из колодца!... А ты его уничтожила!... Но ты мне поплатишься за это – пропадай!...» - вскричала колдунья и лязгнула ножами.
От этого под пирамидой начали образовываться затягивающие круги песка. Пленница испугалась за то, что видит и слышит стук сердца, имеет так мало сил против могучей стихии, но… нет целиком затягивающих кругов, знала она – их всегда можно остановить.
С такими мыслями девушка изловчилась, достала кувшин колдуньи, с яркой водой, и, что есть силы, расплескала ее вокруг песка…
В это время... Он остановился, затвердел и загремел, успокаиваясь, поглощая навек, слишком глупо стремившуюся в глубине, без усилий, достать суетную, модную высоту, колдунью, открывая мир солнца, тепла и… радостного лая освобожденного пса.
На этот необычный (для этой страны) звук собрались люди и застыли на месте от радости – вместо непонятной и зловещей, темной пирамиды, стояло то же это мистическое сооружение, только… полностью искрящееся и наполненное неиссякаемыми ключами… чистой и всегда родной воды.
Люди с торопливостью принимались умываться и с облегчением ощущали исчезновение всех бед; боль исчезала, силы возвращались, а вместе с ними и веселое празднование исчезновения злой колдуньи и прославление мудреца, когда-то предрекшему ей «падение от присвоения себе ради забавы чужого, необходимого другим сокровища».
Страна с дивом наблюдала, как водяная пирамида вмиг превратилась в… маленький мирок зелени и красивых цветов, бабочек и свежих лесов, спасших оазисы от засухи, подаривших радость от наполняющей свет изумрудно-радужной красоты.
Ей посвящали песни, в честь нее устраивали гуляния и обряды веселья, всякого обязывающие оставить скуку и унылые рассуждения…
Только хозяин не присоединился к празднующим – он искал по всему городу свою пленницу, чтобы поблагодарить, как только можно, за столь храбрый, полезный, спасший его, поступок, только снова увидеть ее перед расставанием…
Оно тихонько отражалось как-то печально в понимающих глазах пса, почему-то не желающего отходить от глубокого ущелья, заваленного грудой камней.
Хозяин с тоской посмотрел на дивно цветущую природу, радующихся жителей просиявшего города, и… его взгляд остановился на нем, ущелье.
Что-то оно хранит в себе щемяще уходящее и, в то же время – близкое, знакомое, прекрасное… Как бабочки, летящие к вечному солнцу под шепот песков…

-----
присматриваюсь к этому миру...))
top
gaze
> 5 октября 2011 — 20:05
  [Id]



Модератор


Покинул форум
Сообщений всего: 594
Дата рег-ции: Май 2011  
Репутация: 1





В лунных облаках… А чё я? Я ничё!

….Отчего-то я вижу вьюгу из снежных цветков и наплывающие тучи – темные волны. Я знаю, что сказка живет там, далеко за догадками и страницами… И это дает мне понять, как…
Я ошибался, принимая маленькую, красивую и волшебную принцессу лишь за игрушку, которую можно оставить, надеясь, что она всегда будет для тебя и стобой. Кажется, все любовался принцессой, ничего для нее не жалел, шел к тому, чтобы сказать ей все чувства, все восхищение, все признание, за согревающие тусклый досуг и мешок, дивные жизни.
Почему же вьюга ворвалась в их маленький мирок и всегда искрящееся озеро затянуло черными водами? И принцесса бежит по его холодным водам, смеясь, и одновременно – роняя звезды, которые печально улыбались, на прощанье, ночи…
Она так красиво тикала радужными часами, устраивая вальс эльфов и зеркальных цветов, почему же сейчас сказка уступила свой спокойным мир жуткой летучей мыши и ее ночным помощникам – троллям? Это их угрожающее эхо я слышу сквозь темные ветви и не могу уловить голос… принцессы, той, что мне больше не встретить в своем мирке спасающих грез и вдохновения…
Но я не успел сказать ей: «Постой!», не успел расскрыть для нее, давно припрятанный, цветок: карета полночи сорвалась и унесла прнцессу далеко за туман снежных цветов и, бешено веселящихся, троллей… Я очнулся от этого сладко-уепенящего и в то же время так щемаще-ушедшего видения.
Что оно мне могло сказать молчаливым шепотом, сквозь гулкий звон колоколен и невидимый отблеск… крыльев единорога. Мне стало очень грустно, ведь он спешил в светлую даль, где всегда дивно и интересно… Где все мои мечты и надежды, принцесса… Неужто ее тоже заковали в башню черные тучи, и летучая мышь жадно прячет ее от всего мира?
Видение этого ушло и неприятно шептало забыть все, как кошмар, но оно не понимало, как много для меня значит сказка, та, где луна и падающие розы с неба всегда уверят того, кто их сорвет, в том, как прекрасен мир и как замечательно в нем жить…
Но, уже затягиваясь туманом неги, от спокойной, прозрачной сирены – суеты, мое сознание отчетливо крикнуло, сквозь сонмища разочарований и падений; я вдруг услышал причину всего – слишком долго звал дождь и порою живительные призрачные замки, чтобы по ним забраться к небу, сорвать для принцессы с него луну и посмотреть сквозь нее…
Я смотрю на удивления и оправдывания своих ледяных жемчужин и чувствую, как вихрь, чистого открытого, взгляда открывает облака и затуманивает застывшие тени под… дивной красоты существа, как-то странно манящие и одновременно пугающие, отдающие той же тьмой и холодом, несмотря на теплый блеск. И вновь и вновь я брожу среди затягивающих, желанных миражей неминуемого, оглядываясь на приятно осевшие, в паутине лет, ночи без сна и уставшие руки…
Они ведь не создавали странных существ, что закрывали путь к лунным облакам; а там ведь принцесса, я не могу расстаться с ней, чувствую, как ее страх отражается в моих глазах, но… Лента, сверкающая непоправимым быстрой остротой, может зачеркнуть целый мир, сказку, которая все же живет, сквозь дождь и туманные эха грустных колоколов, она боится, что… о ней забудут. Просто забудут, разочаровавшись ее, исцеляющей порою, живой тусклотой…
И я делаю шаг, абсолютно не взирая на, липко хватающих, троллей и оглушающий вой черного ветра, протягиваю руку, отталкивая капли дождя к солнцу, в колючий рой снежных цветов, совсем не страшась его пустого угрожания замкнутого невозвратно, слепяще-синего, круга.
Ведь я жив, имею силы, пока… Из сказки тихо глядит принцесса, дивно глядящая на сверкающие отростки волшебной зелени, чуть не сгубленные ненасытными сатирами. Ей смешно, что она тосковала, глядя на сероватый взгляд всегда воздушных звезд. Потому, что…
Она дышит влажным и очищаюмся от пыли, солнечным дымом, идет к замку, тихо убаюкивающим меня, под ее пение и танец – самый дивный и единственный в моей жизни. Я абсолютно не стремлюсь оторвать его от волшебных окон радужного сада, где сияет улыбка принцессы…
Ведь знаю – всегда будут кружится ее розы, без змеей иллюзий и обжигающих взглядов безумной высоты, в ночном ветре, тихой трелью сказки лунных облаков…

-----
присматриваюсь к этому миру...))
top
gaze
> 6 октября 2011 — 15:04
  [Id]



Модератор


Покинул форум
Сообщений всего: 594
Дата рег-ции: Май 2011  
Репутация: 1





Ребенок – счастье! Закатив глазки

Как много радости в любящей семье вызывает появление на свет малыша. Но, к сожалению, с первых секунд жизни младенцев создаются невероятно опасные и страшные проблемы, о которых я предпочла не молчать.
Потому я написала рассуждение, чтобы помочь хорошенько все обдумать людям, которые хотят (или еще хуже – не хотят) иметь детей.
В этом рассуждении я хочу попробовать рассмотреть проблемы детоубийства и пренебрежения к детям.
Прежде всего, очень хочется посоветовать матери, которая желает уничтожить свое дитя еще в утробе, представить себя на месте этого маленького несчастного человечка.
…Вот ты спишь в животике, ждешь, когда мама возьмет тебя на руки. Мечтаешь, как папа с трепетом начнет выбирать тебе кроватку. Быть может, от людей, ты уже слышал, что существуют вкусные питательные кашки, и тебе уже не терпится их попробовать. Что есть яркие мягкие игрушки, которые просто призваны подарить тебе счастливое детство. И вот ты с нетерпением барабанишь крохотными кулачками по стенке живота, хочешь выбраться к свету, маме, к миру.
Но тут к тебе начинают подкрадываться огромные железные штуки. Ты боишься, зовешь маму. Но она не слышит, она мирно спит после наркоза. Тебе больно, ты пытаешься ускользнуть от ножей, норовящих порезать тебя на мелкие кусочки.… Но поздно - твое тело уже выброшено, телом ты умер. А твоя душа, кто ее приютит без мамы?! И вот ты уносишься в Лучший мир, с грустью осознавая, что для мамы ты был бездушен…
Надеюсь, хоть теперь те матери, которые подумывали об аборте, ужаснутся одной мысли о нем. Дело не в бесплодии, не в болезнях, которыми ваше тело может откликнуться на эту страшную операцию. Я бы даже сказала не операцию, а казнь, ведь таким поступком вы, «мамочки», наказываете самое бесценное, что у вас могло бы быть – душу ребенка. Ну, зачем ее заставляют покидать плоть, может это еще страшнее, чем самоубийство!
Хотя, полагаю, доля самоубийства в детоубийстве есть, ведь справедливо считают, что дети – частица родителей. А ведь церкви всех народов, всех цивилизаций трактовали самоубийство, как тяжелейший грех. Так что – думайте сами, стоит ли вам убивать себя, пусть даже избавившись от ребенка?
Но зачем от него избавляться? Представьте на секунду, что человечество в один момент физически освободилось от возможности давать жизнь следующему поколению. Вот радость (с одной стороны!): не надо постоянно стеречь чей-то сон, не надо заморачиваться подбором диетического меню, не надо бегать по пятам за маленькими ножками, не надо читать морали, тратить свое время.… Не жизнь, а красота: сколько угодно колоти хрупкую карьеру, посвящай свободные часы погоне за принцем на белом коне (пока все не разбежались)! Спи, ешь, гуляй до отказа – ты хозяин жизни!
С другой стороны: всему же есть предел, все хорошее когда-то кончается (и развлечения в том числе). И тогда, когда полностью иссякнет фантазия, ты начнешь с ума сходить от скуки, впадать в апатию от однообразия жизни. Будешь пугаться, что не оставил никаких полезных обществу следов после себя. Что сам будешь ползать в старости, чтобы хлебнуть стакан воды, и некому даже будет выслушать все твои вспоминания о радужной молодости!
Вот для того-то Создатель оставил нам самый мудрый подарок – детей.
Ведь порою даже я гляжу на известных личностей, восхищаюсь ими и
думаю: «А если бы их не было, разве они смогли бы дарить нам свой талант, облегчать нашу жизнь и придавать ей красок и впечатлений?!» А ведь все они были когда-то детьми, которых умные матери берегли, как зеницу ока своего.
И вы, мамы, сможете подарить миру яркую личность: умного политика, смелого космонавта или летчика, экстравагантного певца или актера, скромного трудягу - плотника или инженера.
А всего-то надо полюбить его с первых секунд жизни, мысль об операционном столе выкинуть из головы и заботиться о своем маленьком сокровище, насколько хватит времени, средств.
Умиляйтесь детскому оптимизму, а не губите психику ребенка детскими домами.
Давайте своему малышу всю сладость детства, ни в коем случае не принуждайте его работать на голодных и тяжких работах! Во-первых – такой шаг судится, во-вторых – не стыдно ли вам! Малыш ждал от вас тепло, заботу, ласку. А получил лишь пренебрежение, отвращение по отношению к своей детской ранимой душе.
И еще – никогда не продавайте свою кровинку.
Никогда не оставляйте ее в мусорном баке на верную смерть от челюстей собак.
Кто-то выразился, что отречение от ребенка в любой форме – каннибализм. Абсолютно с этим согласна: даже если ваше дитя не стало жертвой аборта, бандитов, собак.
А стало жертвой вашего безразличия к нему, если ребенок мучается от вашей злобы к нему, если он одинок и обижен вашей ненавистью (видите ли из-за него утратилось время для ваших привычных забав, планов, провалился ваш драгоценный график!).
То можете не сомневаться – и это каннибализм: за слепым вниманием к себе и своим интересам вы пожираете и не оставляете в живых те чувства, которые так необходимы малышу.
Вот есть такое движение - «child-free». Переводиться название этого движения очень красноречиво – «свобода от ребенка». Постулаты этого движения обещают счастливую и полноценную жизнь всем его сторонникам. Но есть ли этот выбор у детей, которые с любовью и надеждой смотрят в этот мир и ждут от него все только хорошее.
А хороша ли свобода от малыша, который так в тебя верит. Верит, что ты научишь его жить честно и гуманно, что благодаря тебе он постигнет всех лучших душевных качеств – доброты, вежливости, аккуратности, спокойствия.
А если ты примкнешь к этому самому «child-free»? Что будет? Правильно – не обученный основам культуры и лишившись представления о прекрасном, ребенок попадает в опасное общество, где царят почти зверские нравы. Преступления, запачканная детская душа, в лучшем случае – детская комната милиции.
Но и это не самое страшное, ведь станет на одного человека больше с искалеченным сердцем, еще один оттенок в серость толпы. Если вы не хотите такой судьбы ребенку, то цените его чистую, наивную душу, а движение «свобода от детей» пусть вам даже не снится!
В итоге надо понять одно: ребенок – это такой же человек, как и я с вами. У него есть свои интересы, свои права. Свои мечты и свои страхи. Только им, детям, подвластно понятие «беззаботность», «легкость», «радуга». А все это - компоненты счастья!
Значит, и ребенок – счастье! Запомните раз и навсегда!

Тема закрыта! Продолжение в теме проза - 7.

(Отредактировано автором: 6 октября 2011 — 15:09)
Тема закрыта!

-----
присматриваюсь к этому миру...))

top
« Стихи и проза »

 
 
Сейчас эту тему просматривают: 2 (гостей: 2, зарегистрированных: 0, скрытых: 0)
Все гости форума могут просматривать этот раздел.
Только зарегистрированные пользователи могут создавать новые темы в этом разделе.
Только зарегистрированные пользователи могут отвечать на сообщения в этом разделе.

 Похожие темы: проза-6
Темы Форум Информация о теме Обновление

RSS 23.02.2018 - 13:33
© MAGIC STUDIO 2008-2015
Все права на материалы принадлежат их авторам! При копировании ссылка на первоисточник обязательна!
18+ ВНИМАНИЕ!
Материалы сайта могут содержать информацию, относящуюся к категории "только для совершеннолетних".
[Script Execution time: 0.0608]     [ Gzipped ]